+7 (495) 755-76-82
Режим работы: 9:00 до 21:00 по будням
с 9:00 до 18:00 по выходным
 
Эксклюзивные интерьеры из дерева, лестницы из дерева

 

Скандинавия - модернизм середины века

 

 

Услуги / Страницы

 

В первые послевоенные годы скандинавский дизайн стал невероятно популярным. Нет ничего удивительного в том, что после такой жестокой войны люди обратились к более мягким формам скандинавского модернизма.

ТРАДИЦИОННОЕ ИСКУССТВО

Было что-то парадоксальное в том, что художники из ведущих в мебельном дизайне стран мира — Финляндии, Швеции и Дании — сразу после войны работали в основном с традиционными, а не передовыми технологиями. «Технически в нашей работе не было ничего нового», — сказал один из выдающихся дизайнеров того времени, датчанин Ханс Вегнер.

в 1983 году. «Философия этого заключалась в том, что мы не стремились сделать процесс более сложным, чем требовалось, но хотели показать, что способны сделать своими руками: вдохнуть в работу жизнь и сделать ее естественной».

Целью скандинавских дизайнеров того времени было свести дизайн к его чистейшей форме. И это подтверждается фактом, что самой характерной деталью скандинавской мебели в конце 1940 — начале 1950-х годов было непревзойденное качество ручной работы.

МЕБЕЛЬ ИЗ ТИКОВОГО ДЕРЕВА

Скандинавы всегда уважали дерево, и не только по финансовым соображениям (скандинавы часто называли свои леса «зеленым золотом»): оно было тем традиционным материалом, из которого были созданы многие предметы их материальной культуры.

По иронии судьбы дизайн скандинавской мебели в 1950-х годах определило не дерево, произрастающее в этой полосе, а дерево Дальнего Востока. Тик был недорогим и доступным материалом, который доставлялся из Таиланда и Филиппин. Дерево было достаточно твердым, с ним было легко работать, и на него можно было нанести привлекательное глянцевое покрытие. Это пристрастие к работе с тиковым деревом объясняло, почему скандинавский дизайн того периода часто называют тиковым стилем.

Финн Юл, в частности, создавал шедевры мебельной продукции из тика в конце 1940 — начале 1950-х годов, часто в скульптурной манере, которая была характерна только для него. Вдохновленный работами художников-абстракционистов и скульпторов-абстракционистов, он выполнял свободные по форме предметы, отличавшиеся от более строгих образцов, разрабатываемых его современниками.

ДОЛГ ПРОШЛОМУ

За исключением Финна Юла доминирующим скандинавским подходом к дизайну мебели в послевоенные годы было «осовременивание» старых форм. Это было направление, начало которому положил Кааре Клинт в Королевской академии изящных искусств в Дании в межвоенные годы и которое с энтузиазмом было продолжено его студентами и последователями. Стул «Shaker» (1944) Боржа Можансена и «Китайский стул» (1947) Ханса Вегнера являются двумя известными предметами скандинавской мебели, которые ясно демонстрируют, как дизайнеры «занимали» формы у мебели прошедшей моды.

Никто из дизайнеров не был более прилежным и старательным в изучении типов мебели прошлого, чем Оле Ваншер. Студент Кааре Клинта, который перенял работу Клинта в Королевской академии. Ваншер проштудировал огромное количество книг по этой теме, включая «Типы мебели» («Furniture Types») и «История мебельного искусства» («History of the Art of Furniture»). Его проекты, что неудивительно, сильно походили на образцы прошедших эпох, при этом его особенно интересовали предметы английской мебели XVIII века и египетская мебель.

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ИНТЕРЕС

Международным признанием скандинавский дизайн в большой степени обязан высочайшему качеству своих проектов и мастерству, с которым они были осуществлены.

В 1951 году Финляндия получила большинство медалей на выставке в Милане (событие, которое позже финны будут называть Миланским чудом), а в Соединенных Штатах выставка скандинавского дизайна пользовалась неизменным успехом с момента открытия в 1954 году (затем последовал тур по всей стране и Канаде) и последующих трех лет.

Причину изначальной и до сих пор длящейся популярности скандинавского дизайна можно выразить в четырех словах: целостность, надежность, красота и ручная работа. И в самом деле, Скандинавия дала миру то, чего ему так не хватало после столь трагического периода в его истории.

Шкафчик из тика. Верхняя часть этого предмета включает две одинаковые раздвижные дверцы, за которыми находятся полки. Более глубокая нижняя секция состоит из шести длинных ящиков, два из которых служат для хранения столового серебра. Вся конструкция стоит на точеных ножках из тикового дерева. Дизайн Ханса Вегнера, Дания.

Кушетка из дуба. У этой кушетки простая прямоугольная рама на ножках-скобках. Сиденье и две подушки для спинки обиты тканью, которая крепится к основе кнопками. Дизайн Боржа Можансена, Дания. 1950

Кресло «Chieftain». У этого кресла рама из тикового дерева и кожаное сиденье и спинка. В целом линии кресла волнообразные, прямых углов очень мало. Задние планки соединяются в шип и паз, они же образуют и задние ножки. Подлокотники, с маленькими подушечками, занимают всю глубину кресла. Мягкие элементы контрастируют с оголенной конструктивностью рамы – идея, заимствованная, кажется, прямо из принципов модернизма, использовавшихся в работах Геррита Ритвелда и Марселя Брейера. Дизайн Финна Юла. 1949

Шезлонг «Flag-Halyard». На раму из стальных трубок натянута крепежная снасть яхты, на сиденье наброшена овечья шкура. Дизайн Ханса Вегнера. 1950

Стул Ханса Вегнера

Хотя Ханс Венгер вызвал появление бесчисленных имитаций, стул № JH 501 остается символом формы и функций, слитых воедино.

Несмотря на свой скромный и непритязательный внешний вид, стул Ханса Вегнера № JH 501 (1949) обладает легендарной репутацией. Его часто называют просто Стулом, и многие критики дизайна модернизма видят в нем совершенный синтез функции и формы и называют самым успешным творением той эпохи.

Впервые названный самым красивым стулом в мире в конце 1950-х годов американским журналом «Хаус Бьютифул», Стул был выбран для транслировавшихся в 1960 году по телевидению предвыборных дебатов Джона Ф. Кеннеди и Ричарда Никсона.

Репутация Стула была подтверждена позже, в 1970-х годах, на выставке, на которой было представлено около тридцати моделей-имитаций Стула. Копиям недоставало утонченной изящности оригинала; тем самым раз и навсегда закрепилось превосходство этого Стула над другими «соперниками».

Стул. Спинка стула из тикового дерева элегантно переходит в подлокотники, так что все детали кажутся элементами одного целого. 1950 - 1960

Арне Якобсен

Создав стиль, в котором мягкие линии сочетались со скрупулезным вниманием к деталям, Арне Якобсен разработал несколько предметов, ставшими лидерами продаж в XX веке.

Арне Якобсен завоевал свою первую международную награду за дизайн мебели в 23 года, получив серебро на парижской выставке декоративного искусства в 1925 году. В Париже он познакомился с «Эспри Нуво» Ле Корбюзье. Принципы, заложенные в концепции этого сооружения, определили вкусы Якобсена в дизайне мебели раз и навсегда.

Получив в Дании профессию каменотеса, Якобсен находил стили Ле Корбюзье и Людвига Миса ван дер Роэ идеальными. «Чисто, разумно, понятно», — вот как он описал этот подход.

К 1930-м годам Якобсен упрочил свою репутацию архитектора в Дании — его крупнейшей работой того времени является комплекс трехэтажных жилых домов в Копенгагене Белла виста (1932 - 1935) — и только после Второй мировой войны решил заняться мебельным дизайном. Если первые его работы были созданы под влиянием Миса, Ле Корбюзье и шведского функционалиста Гуннара Асплунда, то в 1950-е годы Якобсен, наконец, находит свой стиль.

ТОЧНЫЙ ДИЗАЙН

Известная ныне эстетика Якобсена, которой отмечен стул «Муравей» (1952), является синтезом текучих, плавных форм и точности расчета. Отличительной чертой этого стула была его конструкция, сочетавшая металлический каркас с единой формой, совмещавшей спинку и сиденье. Этот логический подход позволил легко запустить стул в производство. Разработанная для заводской столовой форма стула «Муравей» станет в будущем тем образцом, к которому Якобсен будет возвращаться не один раз.

В конструкции стула «Муравей» легко прослеживается влияние Ээро Сааринена и Чарлза и Рэй Имс. Хотя Якобсен не был первопроходцем в освоении технологии клееной фанеры, он был таким же профессионалом, как и Имс.

После завершения работы над стулом «Муравей» Якобсен начал работу над серией стульев, которую назвал «Серия 7». Похожие по конструкции на «Муравей», они имели четыре ножки, а не три, и были выпущены в различных вариантах. У всех было сиденье из клееной фанеры волнообразных очертаний; стулья этой серии можно приобрести с подлокотниками (модель 3207), с вращающейся основой (модель 3117) или одновременно и с тем, и с другим (модель 3217); существовали и другие варианты. Самым успешным стулом был основной — модель 3107, который к концу XX века был продан в количестве более 6 миллионов экземпляров, что сделало его, по некоторым оценкам, самым популярным стулом, когда-либо разработанным в мебельном дизайне.

ПРАКТИЧЕСКИЙ ПОДХОД

Хотя считалось, что проекты Якобсена отражают дух нового времени, у самого дизайнера был крайне консервативный характер. Любитель антиквариата, изы-сканного вина и хороших сигар, он вел довольно спокойную жизнь. Его круглый «Дом Будущего», разработанный совместно с архитектором Флеммингом Лассеном (на крыше этого дома была посадочная площадка для вертолета), произвел сенсацию на Датской архитектурной выставке 1929 года, но Якобсен считал себя скорее практичным, нежели прогрессивным дизайнером.

Почти все предметы Якобсена были разработаны для специальных помещений. Стул «Муравей», как уже упоминалось, был разработан для столовой, а кресла «Яйцо», «Капля» и «Лебедь» — для гостиницы SAS. Последние три предмета были созданы с помощью новых технологий, разработанных в Норвегии и запатентованных Фритцем Хансеном, производителем мебельных проектов Якобсена. Это позволило Якобсену расширить арсенал своих методов, так как пенопласт был таким же податливым, как и глина.

Последней работой Якобсена, спровоцировавшей волну новых подражаний, стала работа над проектом колледжа Святой Екатерины в Оксфорде (1960 - 1964). Лишь с 1980-х годов ставшие коммерчески доступными, образцы его дизайна демонстрируют все то же стремление к точности пропорций, выявлению характера материала и практичности, которыми были отмечены его работы.

В последние десять лет своей жизни Якобсен занимался в основном архитектурой и дизайном металлических изделий, хотя не отказался совсем от мебельного дизайна. Никогда не боявшийся работать с новыми технологиями и материалами, к моменту своей смерти в 1971 году он работал над дизайном стула для офиса, полностью сделанного из пластика.

Диван «Лебедь». Этот диван с рамой из алюминия, обтянутый оранжевой шерстяной тканью, стоит на козлах с пластиковыми завершениями. Дизайн Арне Якобсена. 1957

Кресло «Капля». Скульптурный каркас этого кресла из полиуретана покрыт поролоном и обит кожей; ножки из стальных трубок покрыты медью. 1958

Основные даты

  • 1902. Родился 11 февраля в Копенгагене. 
  • 1925. Получил серебряную медаль за дизайн стула на Парижской выставке. 
  • 1929. Становится лауреатом конкурса «Жилище будущего». 
  • 1932-1935. Строительство комплекса трехэтажных жилых домов Белла-виста с рекреационным центром Белевю на окраинах Копенгагена. 
  • 1952. Создание стула «Муравей». 
  • 1955-1961. Работа над стульями «Серии 7». 
  • 1958-1960. Строительство отеля «Роял» авиакомпании SAS и проектирование для нее мебели, осветительных приборов и т.д. 
  • 1959. Дизайн люстры AJ для Луи Пульсана. 
  • 1960-1964. Проектирование и строительство колледжа Святой Екатерины в Оксфорде. 
  • 1961-1971. Проектирование и строительство Национального банка в Копенгагене (закончен после его смерти). 
  • 1971. Умер 24 марта в Копенгагене.

 

 ОТЕЛЬ «РОЯЛ» АВИАКОМПАНИИ SAS

Первый небоскреб Копенгагена, гостиница «Роял», построенная по проекту Якобсена больше известна своим внутренним оформлением, нежели архитектурой.

Многие из знаменитых предметов мебели дизайна Арне Якобсена, от стула «Яйцо» до люстры AJ, были разработаны для гостиницы «Роял» в Копенгагене. Заказанная SAS (Скандинавской системой авиалиний) и закон-ченная в 1960 году, гостиница стала первым небоскребом датской столицы. Здание состоит из двухэтажного горизонтального основания, над которым возвышается девятнадцатиэтажная башня.

Хотя архитектурой здания восхищаются до сих пор, сегодня гостиница знаменита, прежде всего, своим внутренним оформлением. Следя за ходом работ своим легендарным орлиным взором, Якобсен требовал, чтобы каждая деталь отвечала строгим стандартам — вот почему столько предметов создано непосредственно им самим.

Помимо знаменитых кресел «Яйцо», «Лебедь» и «Капля», он разработал дизайн занавесок, столовых приборов, светильников. Он настолько вникал во все детали, что занимался даже дизайном дверных ручек.

Сегодня многие из предметов дизайна Якобсена для гостиницы «Роял» можно купить. К сожалению, здание многое утратило из первоначального оборудования, но в одном номере (№606) по-прежнему сохраняется интерьер, созданный Якобсеном.

Номер 606 в отеле «Роял». Номер 606 на шестом этаже гостиницы – единственный во всем здании, в котором сохранился интерьер Якобсена. Он дает представление о том, как цвета и формы слагались в интерьеры, - шедевры Якобсена 1960-х годов.

 

 

 

 

^ Наверх