+7 (495) 755-76-82
Режим работы: 9:00 до 21:00 по будням
с 9:00 до 18:00 по выходным
 
Эксклюзивные интерьеры из дерева, лестницы из дерева

 

Япония

 

 

Услуги / Страницы

 

К 1970-м годам попытки японских производителей мебели поставить себя в один ряд с западными коллегами (и пробиться на западный рынок) наконец-то увенчались успехом. И действительно, японские дизайнеры настолько преуспели в этом, что с развитием постмодернизма японцы оказались в числе лидирующих представителей этого направления.
 
В 1972 году Арата Исозаки создал свой стул «Marilyn» в постмодернистском ключе, детали которого были заимствованы из совершенно разных источников. Очертания спинки напоминают формы тела Мэрилин Монро, а сам дизайн напоминает проекты стульев дизайнера начала XX века Чарлза
Ренни Макинтоша, уроженца Глазго. Сама ручная работа – дань японским традициям.
 
В 1970-х годах создал себе имя и Широ Курамата, дизайнер, чьи работы были и лирическими и рациональными. Курамато наделил индустриальные материалы изяществом и некой долей человечности – недостижимыми для многих из его предшественников. Говорят, что мебель Кураматы служит так же для медитации и созерцания, так и для практического использования.
 
В начале 1980-х годов работы японских дизайнеров получили всемирное признание. В 1981 году недавно основанная миланская группа «Мемфис» пригласила Исозаки, Курамату и Масанори Умеду принять участие в их последней коллекции. Этторе Соттсасс в 1982 году побывал в Японии, где его встречали как героя, поскольку японцы стали восторженными потребителями западного дизайна. К 1990-м годам Япония стяжала лавры крупного потребителя новаторского дизайна.
 
Взаимное уважение представителей японского и европейского дизайна привело к тому, что японские дизайнеры начали работать для европейских производителей, в то время как европейские с огромных успехом продавали свою мебель в Японии.
 
Одинаково свободно в обоих «мирах» - японском и западном – чувствовал себя Тошиюки Кита, дизайнер, у которого были студии и в Осаке, и в Милане. Самым известным проектом Киты считаются кресла «Wink» (Мгновение), разработанные для компании «Cassina» (1980).Это был абсолютно постмодернистский дизайн: в одном предмете сочетались, совершено несопоставимые элементы. В то время как яркие цвета и уши Микки-Мауса на кресле напоминали о поп-культуре, их техническая оснастка отражала достижения эпохи раннего модернизма. А трансформация кресел напоминает о сиденьях самолета или автомобиля.
 
ЗАПАДНОЕ ВЛИЯНИЕ
 
К сожалению, в 1990-х годах Япония слишком увлеклась западной культурой, и большинство талантливых молодых дизайнеров переехали заграницу. Компании-производители начали еще теснее сотрудничать с европейскими дизайнерами, такими как Филипп Старк и Марк Ньюсон. Масанори Умеда создал интересную серию «Flover Shairs» («Кресла-Цветы») (что напоминало о природной красоте Японии в этот технический век), но в целом японский мебельный дизайн 1990-х оказался менее интересным, чем 1980-х. И в самом деле, после смерти Широ Кураматы в 1991 году стало до боли ясно, что в Японии осталось очень мало дизайнеров, которые могли бы повторить международный успех его работ.

 
Кресло «Мгновение». Основание этого кресла дизайна Тошиюки Киты можно выдвинуть – и тогда оно станет шезлонгом. Подголовник разделен на две части, каждую из которых можно привести в нужное положение; ручки сбоку регулируют положение спинки. У кресла стальная рама и тканевая или кожаная обивка. 1980
 
 
 
Кресло «Marlilyn». У этого кресла тяжелая рама из березового дерева изогнутых очертаний, покрытой пластиком спинкой и обитой кожей сиденьем. По своей форме кресло напоминает фигуру Мэрилин Монро. В дизайне этого предмета дизайнера Арата Исозаки очевидно влияние Чарлза Макинтоша. 1972
 
МАРК НЬЮСОН
 
Один из ведущих дизайнеров конца века Марк Ньюсон черпает вдохновение в «скульптурном» дизайне 1950 – 1960-х годов.
 
Работы Марка Ньюсона отражают многие из парадоксов дизайна 1990-х годов. При том, что в своем творчестве он часто апеллирует в культуре своей родины, Австралии, большинство его работ создано в Токио, Париже и Лондоне. Ньюсон часто использует новейшие компьютерные технологии и техники производства и ценит натуральные материалы и традиционную ручную работу. В то время как его проекты поднимают скульптурные формы на недосягаемую высоту, в его работах прослеживается четкий функциональный подход.
 
Ньюсону нравится называть свои работы «наивными». «Мой подход к дизайну абсолютно интуитивный, - сказал он однажды, - потому что у меня нет времени обдумывать что-то очень долго!». В детстве Ньюсон много путешествовал вместе со своей матерью по Европе и Азии, затем учился в Сиднейском колледже искусств, где изучал скорее ювелирное дело и скульптуру, чем промышленный или мебельный дизайн. Отсутствие глубоких традиций в австралийской культуре дизайна, по мнению Ньюсона, позволило ему идти собственным путем.
 
Первого крупного успеха Ньюсон добился в 1986году, представив свой шезлонг «Lockheed» в  Roslyn Oxley Gallery в Сиднее. Сделанный самим Ньюсоном за два месяца (он прибил сотни алюминиевых панелей на самодельную форму из стекловолокна), шезлонг напоминает сюрреалистический вариант фюзеляжа самолета 1940-х годов. У самого Ньюсона он ассоциировался как «гигантская капля ртути». О дизайне этого шезлонга было опубликовано множество статей в журналах по всему миру.
 
В 1989 году Ньюсон переехал в Токио,где работал на Теруо Куросаки, чья компания «Idee» была всемирно известным производителем мебели.
 
В начале 1990-х годов Ньюсон становится очень популярным дизайнером, сотрудничающим со многими европейскими фирмами, в том числе с «Capptllini», где были выпущены многие из самых известных работ мастера. В 1992 году он переехал в Париж, однако намеки на пляжную культуру Сиднея постоянно проскальзывали в его работах, например в шезлонге «Orgone», напоминающем доску для серфинга.
 
В конце 1990-х был приглашен работать концепт-кар для компании «Форд». В 1999 году модель 021С для города была предоставлена на Токийском автосалоне и вызвала восторг публики. Дизайнер все разработал сам – от кузова до панели приборной доски. Излюбленный мотив песочных часов, использованный еще при создании «Orgone», здесь получает воплощение в рисунках ковров и проекторов. В скором времени Ньюсон уже разрабатывал дизайн часов, велосипедов, самолетов, коллекций одежды и других предметов.
 
ВДОХНОВЛЕННЫЙ ТЕХНОЛОГИЕЙ
В середине десятилетия Ньюсон стал работать с Бенджамином Де Ханом, архитектором, который познакомил его с возможностями компьютерных технологий. Создание программ, позволяющих предоставлять плоские проекты в объемной форме (т.е. отпала необходимость создавать макеты) как нельзя лучше отвечали импульсивному подходу Ньюсона к дизайну. И хотя Ньюсон использует новейшие технологии, вдохновение он продолжает черпать в прошлом. Он часто обращается к творчеству Акилле Кастильони и Бакминстера Фуллера. Как предшественникам его особого стиля. Когда Ньюсон получил 20 000 долларов за дизайн флакона духов «Shiseido», он сразу купил автомобиль Aston Martin DB4, одну из самых популярных моделей 1950-х годов.
 Легкость,с которой Ньюсон переключался на различные области дизайна – от бытового фена до частного реактивного самолета и интерьера ресторана – ставит его в один ряд с самым талантливыми дизайнерами XX века, такими как Карло Моллино, Pэймонд Лови, Эттоpe Cоттсасс и Филипп Старк.
 
 
Деревянное кресло. Этот элегантный предмет мебели, созданный для «Cappellini», состоит из очень длинных полосок гнутого бамбукового дерева, образующих петлю и формирующих тем самым спинку, и сиденье, и основу.

 

 

 

 

^ Наверх