+7 (495) 755-76-82
Режим работы: 9:00 до 21:00 по будням
с 9:00 до 18:00 по выходным
 
Эксклюзивные интерьеры из дерева, лестницы из дерева

 

Особенности производства и декора мастерская генриха гамбса

 

 

Услуги / Страницы

 

Имя Генриха Гамбса, хорошо известное и специалистам, и любителям искусства, стало нарицательным еще при жизни наследников мастера, продолживших его дело. Благодаря удачному стечению обстоятельств творческий потенциал немецкого мебельщика полностью реализовался в Петербурге, навсегда связав имя Гамбса с историей русской художественной мебели. Уже один перечень заказов на мебельное убранство императорских дворцов в первые десятилетия ХIХ века (до того, когда фирму возглавили сыновья и производство приобрело невиданный по тому времени размах) поражает огромными возможностями мастерской, свидетельствуя об организаторском таланте Гамбса, развернувшего мебельное дело в таких масштабах. Благодаря архивным материалам можно восстановить круг заказчиков и представить объем выполненной продукции с первых лет существования мастерской, а на примере сохранившихся в музейных собраниях изделиях фирмы составить представление обо всех этапах ее деятельности.

Петербург конца ХVIII века, куда приехал двадцатипятилетний Гамбс, привлекал грандиозностью замыслов и изысканностью вкуса русской императрицы многих творческих и активных людей со всей Европы. Важно отметить, что интерес к мебельному ремеслу и к мебели как искусству пробуждается в России именно в годы правления Екатерины Великой, благодаря которой дворцы наполнились прекрасными мебельными предметами.

Генрих Гамбс, по всей вероятности, оказался в Петербурге в 1790 году. Он прибыл в столицу с последним транспортом мебели Давида Рентгена, в мастерской которого обучался во второй половине 1780-х годов. В марте 1795 года как купец 2 гильдии Гамбс (сам мастер называл себя «механиком») открыл на Фонтанке, недалеко от Калинкина моста, мебельную мастерскую, средства для создания которой ему предоставил австрийский купец Ионафан Отт, бывший некоторое время совладельцем предприятия1. В ноябре того же года мастер открывает свой собственный магазин в центре столицы, на Невском проспекте, о чем сообщает в «Санкт – Петербургских ведомостях»: «Механик Гамбс, обучавшийся своему художеству у Давида Рентгена в Нейвиде, честь имеет известить почтенную публику, что он открывает сего ноября 22-го числа по Невскому проспекту, против Казанской церкви в доме г. Еропкиных под № 297 магазин для продажи всяких мебелей…»2.

Начиная свое дело в русской столице, Гамбс надеялся на получение больших, в первую очередь императорских заказов. Вот почему 20 июля 1795 года он пишет челобитную на имя Екатерины II, в которой сообщает об исполненном в духе произведений своего учителя бюро, демонстрирующего собственное мастерство в области мебели и механики. Но интерес престарелой императрицы к продукции Рентгена иссяк еще в конце 1780-х годов, и предложение Гамбса остается без внимания. Мастер не получает так ожидаемого им заказа на меблирование одного из последних грандиозных начинаний Екатерины – Александровского дворца, строительство которого завершалось в 1795 году. По этой же причине не было проявлено интереса и к покупке бюро, созданного Гамбсом как своеобразный Meisterstuck.

Сегодня кажется невероятным, что такой предмет не сразу нашел покупателя (лишь в 1816 оду бюро было продано в лотерею). Однако следует напомнить, что в конце 1790-х годов бюро было совершенно иным, нежели сейчас. Гамбс не прекращал работу над ним двадцать лет. В начале нового столетия он украсил бюро бронзой, вмонтировал в цоколь сложный механизм с выдвигающимся креслом, добавил новые музыкальные барабаны создал произведение, достойное своего учителя3. К сожалению, он явно опоздал с этим изделием: в последние месяцы жизни Екатерина II не проявляла интереса к пополнению коллекций и украшению жилища, поэтому бюро долгие годы оставалось собственностью мастера.

Бюро не просто решено в традициях мебели конца ХVIII века, но декларативно воспроизводит тип цилиндрического бюро Рентгена 1780-х годов, относящийся к мебели «архитектурного стиля», созданной немецким маэстро специально для Петербурга. По композиционному решению и принципу декорировки работы Гамбса восходит к поздним бюро-цилиндрам Рентгена; отдельные элементы буквально «цитируются»: вслед за Рентгеном Гамбс использует ножки с каннелюрами и бронзой на ступенчатом основании; крышку разделяет на три филенки, обрамленный бронзовой обводкой; применяет декор в виде гирлянд, бронзовые рельефные плакетки, балюстрады. Все сооружение завершает скульптурная группа – парафраз аллегорической композиции, венчающей знаменитое «Бюро с Аполлоном», созданное Рентгеном в 1783 году4.

Вполне естественно, что ранние изделия Гамбса напоминали произведения великого немецкого мебельщика: современные исследователи не без основания предполагают, что некоторую мебель Гамбса до сих пор продолжают приписывать к числу работ Рентгена. Действительно, на первом этапе деятельности в России нельзя говорить о творческой самостоятельности мастера, который поначалу повторял, варьируя и упрощая, типы и формы мебели своего учителя. Однако очень скоро проявившиеся уже в ранних работах чуткое отношение к заказчику и умение понять его запросы сделали Генриха Гамбса самым ярким предстателем петербургского мебельного искусства.

Воспитанный на лучших образцах европейской мебели, Гамбс удивительно тонко и умело синтезировал опыт разных национальных школ. Это помогло ему создать мебель, которая вошла в историю под его именем и, более того, стала олицетворением русской  мебели. В изделиях Гамбса приемы декора, характерные для французских предметов (фарфоровые плакетки в духе Веджвуда, золоченые бронзовые детали), органично соединились с полихромностью и полиматериальностью, ставшими характерной чертой русской мебели конца ХVIII – начала ХIХ века. Уже ранние работы Гамбса будет отличать особая изобретательность формы и повышенная декоративность, достигавшаяся за счет использования разнообразных, подчас нетрадиционных материалов и приемов отделки.

Именно с его мастерской следует связывать появление в конце 1790-х годов тех удивительных предметов из красного дерева с латунью, которые составляли особенность столичной мебели и вошли в историю искусства как мебель в «стиле жакоб».

Корпусная мебель из красного дерева, декорированная латунными тягами, появилась во Франции еще в 1770-х годах, однако в русской интерпретации это декоративный прием приобрел более эффектный характер и охватил всю типологию мебельных форм, бытовавших на рубеже столетий в петербургском мебельном деле. В «стиле жакоб» изготавливались не только бюро и комоды, шкафы и столы разнообразных видов, но (в отличие от французской традиции) и мебель для сидения, в композиционном строе которой угадывалась английская струнка, получившая в русском прочтении богатый латунный декор.

 

Стол письменный

Санкт – Петербург

Мастерская И. Отта и Г. Гамбса. Токарный мастер И. Фай

По проекту В. Бренны (?). Около 1800

Красное дерево, фанеровка; слоновая кость; стекло молочное, росись; камеи; бронза, литье, золочение

92х198х103

Павловск

Находился в кабинете Павла I в Михайловском замке в Санкт – Петербурге.

Бюро

Санкт – Петербург. Мастерская Г. Гамбса. Около 1800

Красное дерево, фанеровка; бронза, литье, золочение; латунь

152х147х73

Павловск

Этот тип письменного стола восходит к столам-бюро с надстройками Д. Рентгена 1785-1790-х годов. Подобные предметы принадлежат к мебели «архитектурного стиля», созданной нейвидским мастером специально для Петербурга. Заимствовав у Рентгена основную композицию и декоративную идею – сочетание гладких плоскостей древесины с золоченым бронзовым убором, подчеркивающим архитектурные объемы и членения, - Гамбс, наряду с бронзой, использовал и латунные тяги, также встречавшиеся в мебели его учителя. В Павловском дворце бюро находится с 1801 года. Благодаря этому его можно датировать самым началом ХIХ века и рассматривать как эталон ранних работ мастера.

 

Секретер

Санкт – Петербург. Мастерская Г. Гамбса. До 1808.

Красное дерево, фанеровка; бронза, литье, золочение;

Композиция небольшого нарядного дамского секретера Гамбс заимствовал у Д. Рентгена, вдохновлявшегося, всвою очередь, французскими предметами 1760-1770-х годов. Декор в виде латунного просечного узора – изобретение Гамбса, своеобразная «визитная карточка» мастера, которая в совокупности с другими особенностями позволяет связывать этот секретер и аналогичные по характеру декора предметы с изделиями его мастерской.

Легкие, изящные и удобные стулья, кресла и канапе из массива красного дерева, небольшие рабочие столы и нарядные секретеры бытовали в петербургских интерьерах, составляя убранство парадных и жилых помещений. Мебель в «стиле жакоб» в большом количестве находилась в Гатчинском дворце и Михайловском замке, во дворцах в Павловске и Царском Селе, а также в домах Шереметевых, Бобринских и других аристократических семейств Петербурга5.

В первые годы своей деятельности в Петербурге мастерская Гамбса не получила больших заказов двора и довольствовалась работой для великих князей и столичного дворянства. Однако очень скоро в числе заказчиков Г. Гамбса оказались не только его соотечественница великая княгиня Елизавета Алексеевна (супруга будущего императора Александра I), но и сама императрица Мария Федоровна. Известно, что уже на рубеже столетий мастерская поставила значительную партию мебели в Михайловский замок и Императорский Эрмитаж, что, без сомнения, было бы невозможно без высочайшего покровительства.

Особенно большой заказ был выполнен для Павловского дворца, где до сих пор находятся образцы мебели, созданные Гамбсом по заказу хозяйки Павловска, украшавшей свой дом в соответствии с последними веяниями западноевропейской моды.

Вдовствующая императрица Мария Федоровна на долгие годы останется одной из постоянных заказчиц столичного мастера. Мебель, изготовленная для ее личных комнат в Павловском дворце по проектам В. Бренны и А.Н. Воронихина, будет отражать вкусы тех, кто участвовал в ее создании: художественно одаренной хозяйки, включавшей любимые ею вышивки и живопись в декор мебельных предметов; архитектора, сумевшего придать неповторимое своеобразие традиционным мебельным формам, и, наконец, мастера-исполнителя. Роль Генриха Гамбса в этом творческом трио трудно переоценить: своеобразие художественного решения изделий, вышедших из его мастерской, «узнаваемость» декоративных приемов дают основание предполагать самое активное участие мастера-исполнителя в процессе создания мебельного произведения. Находясь под влиянием автора проекта и выполняя пожелания заказчицы, уже в ранних работах Гамбс привносит собственные декоративные приемы и мотивы, которые, повторяясь из предмета в предмет, дают возможность идентифицировать изделия его мастерской.

Традиционным декором для корпусной мебели, созданной в мастерской Генриха Гамбса в первое десятилетие ХIХ века, становятся полоски просечной (выбитой по трафарету) латуни разнообразного рисунка, наложенные на черный фон, выполненный в мастике. К числу наиболее распространенных в это время декоративных приемов относятся и ряды латунных звезд, ромбов и других геометрических фигур, инкрустированных в полоски черного дерева. Кроме этих примет, мебель Гамбса отличалась высоким качеством исполнения – конкурентов по уровню технического мастерства в мебельном деле Петербурга начала ХIХ века у Гамбса практически не было.

Результатом сотрудничества с Бренной стали великолепные предметы, к числу которых, к примеру, принадлежат письменный стол красного дерева, декорированный слоновой костью, бронзой и расписным стеклом, экран с живописной вставкой на стекле и нарядное бюро, подаренное в 1794 году Марией Федоровной великому князю Павлу Петровичу на день рождения.

Уникальное бюро можно принять за работу Рентгена. В пользу этого свидетельствуют не только безупречные пропорции и композиционный строй изделия, качество столярного исполнения и характер отделки, но также бронзовые накладки и сложные замки со своеобразными ключами, знакомые по мебели из Нейвида. И тем не менее стол выполнен в Петербурге: Мария Федоровна оставила отметку, в составленной ею в 1795 году описи дворцового имущества, где записала: «стол вроде того, что работы Рентгена»6.

Отправляя своих учеников в различные европейские города, Рентген, как известно, снабжал бывших воспитанников материалами, бронзой и инструментами, необходимыми для организации собственного дела. Наличие рентгеновской бронзы и фурнитуры – еще одно доказательство авторства Гамбса: в русской столице в это время представителем Давида Рентгена был только одни человек – Генрих Гамбс, в мастерской которого и была выполнена деревянная часть бюро. Композиция и формы монументального письменного стола вполне соответствуют нашим представлениям об искусстве Бренны - декоратора, по замыслу которого ножки стола были решены в виде колонн из слоновой кости, а верх украсила надстройка в виде античного портика. Нарядный письменный стол по праву конкурирует с лучшими мебельными изделиями европейских мастеров этого времени.

 Творческий союз архитектора и мастера-исполнителя прослеживается и во многих произведениях, связанных с именами А.Н. Воронихина и Г. Гамбса. В мебели, созданной этим дуэтом для императрицы Марии Федоровны, строги силуэты секретеров и шкафов смягчаются золочеными бронзовыми накладками, фризами из латуни и резными деталями, раскрашенными под раскопочную бронзу, а также вышивками, живописными и графическими вставками, придающими своеобразие этим предметам.

Отличительной особенностью мебели Гамбса всегда являлись не только качественная столярная работа, но и высокое качество бронзового декора. До недавнего времени считалось, что Гамбс имел свою бронзолитейную мастерскую, которая наряду с деталями для украшения мебели изготавливала отдельные предметы из бронзы для убранства интерьеров (сохранились счета о поставках Гамбса в императорские дворцы светильников, подсвечников, бра и т.п.). Исследования последних лет привели к сенсационному открытию: выяснилось, что целый ряд превосходных изделий из бронзы, не уступавших по исполнению французским, был изготовлен непосредственно в Петербурге, в мастерской Ф. Бергенфельдта7 .

Немец по происхождению, Фридрих Бергенфельдт приехал в Россию почти одновременно с Гамбсом, открыл мастерскую и обзавелся магазином в центре столицы, у Аничкова моста. Соотечественники и ровесники Гамбс и Бергенфельдт некоторое время очень плодотворно сотрудничали; мебель Гамбса 1810-х годов украшала прекрасная по качеству и своеобразная по форме и тематике бронза Бергенфельдта.

С началом нового столетия намечается новый этап в жизни Генриха Гамбса и его предприятия: в 1801 году он женится и переезжает на Большую Морскую, в дом № 122. В этом же году великая княжна Елизавета Алексеевна становится императрицей и ее покровительство мастеру совершенно очевидно. Круг заказчиков Гамбса расширяется, а он сам все более приближается ко двору. Уже в 1800-х годах Гамбс меблирует помещения императорских резиденций, сотрудничая в этой работе с ведущими столичными архитекторами; ему поручаются почти все отечественные заказы, в том числе и предназначавшиеся для подарков членам императорской фамилии и их иностранным родственникам.

В 1802 году в мастерской Гамбса по проекту А.Н. Воронихина выполняется подарок императора Александра I прусской королеве Луизе – нарядное зеркало-псише, ориентированное на образцы французской ампирной мебели8.

Кресло

Санкт – Петербург. Мастерская И. Отта и Г. Гамбса (?). 1800-е

Красное дерево, латунь, ткань. 92х59х45

Павловск

Появление в Петербурге мебели для сидения, композиция и декор которой сложились под влиянием английской и французской традиции, а также мебели Д. Рентгена, созданной специально для русской императрицы, относится к концу 1790-х годов и связывается с деятельностью столичной мастерской И. Отта и Г. Гамбса. Мебель, украшенная латунным убором, охватила всю типологию форм, бытовавших в России на рубеже веков и, несмотря на кратковременность существования, получила широкое распространение. Впоследствии эта мебель получила название мебели в «стиле жакоб» или «русский жакоб».

 

Часы напольные

Санкт – Петербург

Мастерская И. Отта, механизм мастерской И.Г. Штрассера. 1790-е

 Красное дерево, фанеровка; латунь, бронза, литье; стекло «эгломизе», зеркала; резьба, позолота, роспись. 332х107х71

Павловск

Все поверхности корпуса настольных часов (механизм изготовлен в петербургской мастерской И.Г. Штрассера, много работавшего по заказам двора), украшены стеклянными пластинами «эгломизе» с расписными орнаментальными композициями. Необычный декор предмета ставит его в разряд уникальных мебельных изделий; документы позволяют связывать его создание с деятельностью И. Отта, у которого в 1799 году их приобрел для Михайловского замка архитектор В. Бренна.

Стол письменный

Санкт – Петербург. Мастерская И. Отта и Г. Гамбса, токарный мастер И. Фай по проекту В. Бренны. 1794

Красное дерево, фанеровка; бронза, литье, золочение; слоновая кость; латунь; молочное стекло, роспись. 122х219х135

Павловск

Нарядный письменный стол на двенадцати ножках, выточенных из слоновой кости, с надстройкой, в которой скрыты десятки выдвижных ящичков, принадлежит к предметам, упомянутым в первом описании убранства Павловского дворца, составленном великой княгиней Марией Федоровной в 1794 году. Проект письменного стола, созданного по заказу Марии Федоровны для подарка великому князю Павлу Петровичу, был выполнен архитектором В. Бренной, которому принадлежит сохранившийся эскиз настольного украшения в виде храма – портика, завершающего бюро. Фронтон и цоколь храма украшены вставками молочного стекла, роспись на которых выполнила великая княгиня Мария Федоровна, в совершенстве владевшая несколькими художественными ремеслами.

Ко времени выполнения этого заказа тип зеркала-псише уже был знаком Гамбсу. Аналогичные предметы мастерская изготовила для приданого великим княгиням Александре, Елене и Марии Павловнам, а впоследствии и другим братьям и сестрам – Екатерине, Анне, Николаю и Михаилу. Представление о зеркалах, созданных петербургским мебельщиком для великих князей и княжон, можно составить по единственному сохранившемуся псише 9 и запечатлевшим их акварелям и рисункам 10. Сохраняя общую композиционную идею вертикально ориентированной зеркальной рамы, увенчанной фронтоном и фланкированной пилястрами (а также постаментами для канделябров, появившимися уже в первых образцах этого типа), Гамбс разнообразил предметы за счет изменения деталей (формы фронтона, капителей, постаментов) и тонко проработанных позолоченных бронзовых накладок, орнамент которых всегда был разным. Основной декоративный эффект достигался сочетанием гладких плоскостей красного дерева с накладной золоченой бронзой, подчеркивающей архитектонику монументальной мебельной формы. В этом подходе к мебельным предметам как части архитектурного решения интерьера проявилось новаторство мастера.

Заказы на мебель для приданого детям вдовствующей императрицы свидетельствовали об упрочении положения Генриха Гамбса при русском дворе. Деятельность его мастерской в это время впечатляет масштабами, разнообразием и качеством продукции. В первое десятилетие ХIХ века только в Императорский Эрмитаж и залы Зимнего дворца (не считая многочисленные заказы частных лиц) Гамбс поставил более ста предметов, сохранившихся до наших дней. Помимо этого, с первых же лет своей деятельности при дворе Гамбс следил за состоянием мебели Х. Мейера и Д. Рентгена, созданной для русской императрицы, и по необходимости переделывал ее. В 1806 году он, к примеру, изготовил новый цоколь к пяти большим шкафам для гемм, которые Рентген поставил Екатерине II в 1787-1788 годах. В следующем году из восьми угловых шкафов Мейера Гамбс сделал четыре полукруглых, а четыре подобных угловых шкафчика соединил в буфеты; из документов известно, что реставрацией мебели, поставленной в Петербург в конце восемнадцатого столетия, мастерская продолжала заниматься и в 1820-х годах.

В 1807 году, после многолетнего пребывания в России, уже обзавелись семейством, сорокадвухлетний Генрих Гамбс получает российское подданство, а в 1810 – титул «Придворного механика». К этому времени позиции его мастерской прочны и основательны – конкурентов у мастерской нет, поскольку в мебельном деле столицы, да и России в целом Гамбсу нет равных. С конца 1800-х годов начинается новый этап в его творчестве, ознаменовавшийся большими успехами.

В 1809 году Гамбс вновь, быть может, в последний раз, обратился к формам мебели Рентгена, выполнив для Эрмитажа монументальную консоль «архитектурного» типа. Ее ножки решены в виде каннелированных колонн коринфского ордена с бронзовыми капителями и базами, подстолье трактовано как антаблемент, несущий мраморную доску-столешницу. Вместо бронзовых накладок, характерных для работ нейвидского мастера, фриз подстолье украшен камеями, которые увлеченно коллекционировала Екатерина II. Благодаря композиционному решению, архитектурным деталям и использованию камей в бронзовой монтировке консоль стилистически воспринимается как изделие конца ХVIII столетия, напоминая об учителе Генриха Гамбса и традициях, на которых воспитывался мастер 11.

К 1809 году относится и первый известный счет на мебель для сидения, изготовленную Гамбсом. Этот факт заслуживает особого внимания, т.к. в начале своей деятельности мастерская работала лишь над созданием корпусных предметов. Из счета известно, что Гамбс поставил «красную лакированную» мебель в Константиновский дворец в Павловске. Мебель эта не сохранилась, однако представление о ней можно составить благодаря аналогичным вещам, к примеру, кресла из собрания Павловского дворца-музея. И в мебели для сидения Гамбс остается, верен себе: созданный им своеобразный по форме и декору предмет, украшенный бронзой и вставками из черного дерева, выдержан в стилистике изделий его мастерской.

Период экономического упадка, связанный с Отечественной войной 1812 года, отразился и на деятельности Гамбса: с 1812 по 1815 год не известен ни один счет, ни один заказ. Только после 1815 года Гамбс возобновляет свою деятельность, которая очень скоро приобретает качественно иной масштаб. К этому времени мастерская вновь меняет адрес и теперь размещается в собственном доме на Итальянской улице, № 18 (в дальнейшем именно с этим петербургским адресом будет ассоциироваться понятие добротной столичной мебели Гамбса и его наследников). Архивные материалы сохранили свидетельства об огромных заказах двора и столичной знати (в том числе на поставку бронзы и других изделий), которые год за годом начинает получать мастерская 12.

К 1817 году относится работа над изготовлением приданого для великого князя Николая Павловича, будущего императора Николая I, бракосочетание которого с прусской принцессой Шарлоттой состоялось в этом же году. В число мебельных предметов традиционно вошло большое нарядное зеркало-псише, находившееся в Аничковом дворце, где разместилась юная супружеская пара (о том, как оно выглядело, мы можем судить благодаря акварели Премацци).

Из многочисленных предметов мебели, созданных Гамбсом в эти годы, сохранились и идентифицированы очень немногие. Тем больший интерес представляет мебель, происхождение которой документально подтверждается счетами или другими материалами, позволяющими считать ее эталонной. Так, из документов известно, что в 1817 году столярным мастером Гамбсом в Павловский дворец было «привезено из Санкт – Петербурга мебели березовой под лаком, обитой шитьем по канве две канапе, восемь кресел, две скамейки, один экран и два стилижа, которые и назначены в нижний этаж в Бывшую Почивальню покойного Государя» 13 .

От этого гарнитура, изготовленного по проекту К.И. Росси, сохранилось несколько предметов. Мебель из этого комплекта интересна не только благодаря авторству великого зодчего, но еще и тем, что здесь впервые появился тип так называемого полукресла или кресла – банкетки разработанный архитектором.

Бюро

Санкт – Петербург

Мастерская Г. Гамбса. 1795-1815

Красное дерево, фанеровка; бронза, литье, чеканка, золочение

175х175х95

Государственный Эрмитаж

Бюро принадлежит к числу самых нарядных и технически сложных изделий Генриха Гамбса. Свидетельство особого отношения мастера к этому предмету, работа над которым продолжалась около двадцати лет, - наличие подписи «HEINRICHGAMBS. St. PETERSBURG. 1815».Гамбс задумал бюро как программное произведение, демонстрирующее его возможности в мебельном деле и в области механических искусств. Помимо устройств, открывающих пюпитр и потайные ящички, в цоколе бюро вмонтировано складное кресло, выдвигающееся при помощи специального механизма. Появление кресла сопровождалось музыкой Моцарта, исполнявшейся механическим органом. Бюро богато декорировано золоченой, тонко прочеканенной бронзой: антикизированными головками в медальонах, фигурками муз, дельфинами, гирляндами и маскаронами. Центральная плакетка с рельефной композицией «Аполлон и музы» создана по мотивам картины Г. Рени. Венчает бюро обелиск, окруженный фигурами Минервы, Клио и Виктории – парафраз аллегорической композиции с фигурами Афины, Времени и Истории, украшавшей бюро Д. Рентгена, созданное для Екатерины II в 1785 году.

Экран каминный

Санкт – Петербург. Мастерская И. Отта и Г. Гамбса, токарный мастер И. Фай, по проекту В. Бренны. 1796

Красное дерево, фанеровка; латунь; бронза, литье, золочение; стекло молочное, роспись; слоновая кость; папье-маше; ткань

152х124

Павловск

Экран, изготовленный по проекту В. Бренны при участии его ученика К.И. Росси. Вместе с нарядным письменным столом являлся частью ансамбля Кабинета Павла I в Михайловском замке. После смерти императора стол и экран были перевезены в Павловский дворец. Костяные части предметов выполнены токарным мастером И. Фаем, в мастерской которого были изготовлены многие самостоятельные изделия, и детали мебельных предметов из слоновой кости и янтаря для великокняжеского двора. Слоновая кость принадлежала к числу наиболее популярных материалов, использовавшихся в художественных работах в ХVII -ХVIII веках. Ее широко применяли и в отделке мебельных предметов, выполнявшихся мастерской Г. Гамбса. Белая или слегка желтоватая кость в сочетании с полированным деревом, росписью и золоченой бронзой создавала особый декоративный эффект.

Проект настольного украшения в виде храма

В. Бренна. 1790-е. Акварель

Останкино

 

Экран каминный

Санкт – Петербург. Мастерская Г. Гамбса. 1794

Красное дерево; латунь, стекло молочное, роспись; ткань; бронза, литье, золочение.  160х125  Павловск

Экран принадлежит к одному из самых ранних произведений Гамбса, изготовленных им для великокняжеского двора. Предмет датируется 1790-ми годами, о чем свидетельствует надпись на рисунке медальоны «Marie fini a Gatschina nov 1794», выполненном великой княгиней Марией Федоровной. Хозяйка Гатчины и Павловска, будущая императрица Мария Федоровна обладала разнообразными талантами: прекрасно рисовала и писала акварелью, точила изделия из кости и янтаря, вышивала крестом и гладью. В мебели, созданной для Павловского дворца по ее заказу, отразились увлечения великой княгини художественными ремеслами: в декор столиков, секретеров, бюро и жардиньерок включены вышивки, живопись, точеные детали из кости, роспись по стеклу и т. п. Экран – редкий пример подписного и датированного предмета мебели, в котором вкус и пожелание заказчицы проявились со всей определенностью.

Шкаф

Санкт – Петербург. Мастерская Г. Гамбса, по проекту А.Н. Воронихина. 1810

Красное дерево, черное дерево, фанеровка; латунь, инкрустация; бронза, литье, золочение; ткань, вышивка. 173х90х37  Павловск

Строгий по композиции и простой по силуэту шкаф воспринимается необычайно нарядным благодаря вышивке с изображением античных сосудов и светильников, а также инкрустации орнаментальными латунными полосами и богатому декору из золоченой бронзы. До недавнего времени считалось, что бронза, которую использовал в своих изделиях Г. Гамбс, закупалась за границей. Новые документы свидетельствуют о существовании в столице бронзовой мастерской Ф. Бергенфельдта, в которой создавался бронзовый декор для многих произведений придворного мебельщика.

 

Бюро-жардиньерка

Санкт – Петербург. Мастерская Г. Гамбса, по проекту А.Н. Воронихина. 1805-1810

Красное дерево, черное дерево, фанеровка; бронза, латунь, литье, золочение, патинирование; латунь, инкрустация; вышивка крестом по канве. 173х90х37

Павловск

В личных покоях императрицы Марии Федоровны, отличавшейся изысканным и требовательным художественным вкусом, находилось много необычных мебельных предметов. В их числе были столы и кресла-жардиньерки с кашпо для цветов, разведением которых много и охотно занималась вдовствующая императрица. Одним из таких столов-жардиньерок, созданный в мастерской Г. Гамбса, украшен характерными для мебели этого времени орнаментальными латунными фризами, инкрустированными в полоски черного дерева. Декоративное убранство дополняют вмонтированная в центральную дверцу вышивка крестом, гермы, вазочки и фигурки грифонов из патинированной бронзы, а также накладные золоченые орнаменты в виде пальметок, розеток и декоративных тяг. Сложный силуэт, ножки-гермы, покоящиеся на грифонах, фигурная проножка изящного рисунка, разнообразная по характеру и исполнению бронза создают запоминающийся образ предмета, играющего роль письменного стола и подставки для цветов одновременно.

Необычная композиция кресла достигалась расположением на одном уровне горизонтальной перекладины жесткой спинки и точеных локотников. Впервые появившиеся в этих предметах своеобразно трактованные ножки и повторяющие их по рисунку стойки локотников в дальнейшем будут широко использоваться в мебели для сидения, выполненной по эскизам зодчего. Столь же часто в дальнейшем будет повторяться и свойственная почерку Росси невысокая накладная резьба, украшающая спинку, обвязку сиденья и ножки. Комплект из Павловского дворца интересен не только своей формой, но и благодаря использованному материалу – волнистой березе, которая наряду с кленом, ясенем и другими местными породами начинает активно входить в моду и становиться особенно популярной во второй половине 1820-х годов.

Красноречивым документом жизнедеятельности фирмы Гамбса, активно сотрудничавшей в 1810-1820-х годах с ведущими архитекторами, служит хроника поставок мебели в императорские дворцы. Уже в 1816 году мастерская поставляет большие партии мебели для Зимнего и Большого Царскосельского дворцов, а спустя год изготавливает по проекту В.П. Стасова предметы для Александровского дворца, заказ на меблирование которого не удалось получить в конце ХVIII века. Теперь ситуация кардинально меняется: без Гамбса не обходится ни один императорский заказ.

Так, в 1817-1818 годах фирма выполнила большой заказ для царскосельской резиденции на сумму более ста тысяч рублей и помимо мебели (в частности для Китайской деревни) поставила во дворцы «бронзовые и золотые предметы». Спустя два года Гамбс выполнил еще один заказ для Царского Села на сумму около двадцати тысяч рублей, а в 1823 году изготовил мебель для «комнат Стасова» в циркумференциях (служебных постройках) и на половине великой княжны Ольги Николаевны в Александровском дворце 14. Показательно, что уже в это время вместе с «ширмами красного дерева, скамейками для ног» и другой мебелью Гамбс поставляет в императорские пригородные дворцы подушки, валики, бронзовые колокольчики, приборы к каминам, складные кровати, «туалеты» и даже карандаши. В данном случае придворный мебельщик выступает, скорее всего, как торговец. Если вспомнить, что, открывая мебельный магазин, он намеревался продать не только свою мебель, но и «сделанную лучшими из проживающих здесь немецких мастеров», а в дальнейшем поставлял во дворцы бронзу, постельные принадлежности, детскую утварь и садовый инвентарь, это предположение не выглядит беспочвенным.

В течение первых трех десятилетий ХIХ века Г. Гамбс и сыновья изготовили для императорских дворцов огромное количество разнообразных по назначению, стилю и материалам предметов, решенных в соответствии с требованиями и пожеланиями именитых заказчиков. К 1830-м годам мастерская братьев Гамбс превратилась в огромное предприятие с большим штатом сотрудников, о чем убедительно свидетельствует факт награждения медалями ста тридцати мастеров фирмы, участвовавших в возобновлении убранства Зимнего дворца после пожара 1837 года. В 1828 году совладельцем Генриха Гамбса выступает его сын Петр 15 , в 1830 году – Эрнст, а после смерти старшего Гамбса (1831) руководство фирмой переходит в руки братьев. Старое название «S– Petersburg. Henry Gambs Magazin de Meubles» заменяетсяновым: «S – Petersburg. Henry Gambs Magazin de Meubles». Это название, размещенное в фигурной виньетке, присутствует на всех счетах фирмы братьев Гамбс, сохранившихся в архивах.

Ни Г. Гамбс, ни его сыновья почти никогда не ставили клейм на мебельные предметы. Сегодня известно лишь два клейма, воспроизводящие штамп на счетах фирмы, а, следовательно, относящиеся ко времени после 1831 года: в виде чернильной печати на оборотной стороне рамки для миниатюр из собрания музея – заповедника «Петергоф» и на секретере из собрания Государственного Исторического музея.

Активно сотрудничая с известными зодчими Петербурга, абсолютно удовлетворяя любой, самый изысканный и прихотливый вкус, Гамбс и сыновья постоянно следили за всеми модными веяниями и мгновенно реагировали на любые изменения в искусстве мебели. Так, еще при жизни родоначальника фирмы, мастерская одной из первых в столице начинает изготавливать мебель в неоготическом стиле. Интересные образцы такой мебели появляются уже в 1820-х годах в императорских резиденциях: царскосельской Белой башне (1826), петергофском Коттедже (1829), Мавританской ванной императрицы в Зимнем дворце. Неоготическая мебель Гамбса, создававшаяся по эскизам Огюста Монферрана, будоражила столичную публику, увлекшуюся в это время «историческими» обстановками. О предметах в «готическом стиле» с восторгом пишут комментаторы Первой мануфактурной выставки, состоявшейся в Петербурге в 1829 году, для которой Гамбс изготовил мебель «из орехового, белого, зеленого и красного дерева с резными украшениями в готическом вкусе». Один из корреспондентов столичного журнала писал: «Мебельное мастерство, особливо в здешней столице, доведено до совершенства, преимущественно же перед всеми отличается придворный механик Гамбс Маленькие ширмы весьма чисто выработаны; кресла, и стулья в готическом вкусе украшены ореховым деревом; произведения новые, работа превосходная и прочная» 16. Знатоки отмечали, что во всех изделиях виден первоклассный художник и что цены на эту мебель, «судя по отличной работе», невысоки. Целый ряд предметов был приобретен с выставками императорской четой – еще один знак признания качества продукции фирмы.

Выяснить, какое количество мебели изготовила фирма Гамбса за годы, когда во главе мастерской находился ее создатель, - задача практически неразрешимая. Анализ счетов, обнаруженных в архивах, рисует масштабную картину деятельности предприятия, кажущуюся почти невероятной по объему произведений продукции. И дело даже не в том, что в течение нескольких десятилетий Генрих Гамбс был главным поставщиком мебели для многочисленных императорских и великокняжеских дворцов Петербурга.

Главное заключается в другом: созданное им в конце ХVIII – начале ХIХ века мебельное дело на долгие годы определило уровень мебельного искусства северной столицы и русского искусства мебели в целом, а многочисленные изделия, появившиеся более чем за полувековую историю существования фирмы Гамбса и его сыновей, отразили картину изменения стиля в русском прикладном искусстве с 1790 по 1860-е годы.

Генрих Гамбс ощутил признание современников еще при жизни, и можно предположить, что выходец из Баден-Дурлаха никогда не пожалел, что судьба связала его с Петербургом, где ему выпала возможность так многогранно и полно реализоваться.

 

Стол туалетный дамский

Санкт – Петербург. Мастерская Г. Гамбса (?) 1805-1810

Сосна; красное дерево, черное дерево, фанеровка; бронза, литье, чеканка, патинирование, золочение.

Частное собрание, Санкт – Петербург.

Дамский туалетный стол красного дерева с зеркалом в овальной раме по композиционным особенностям, характеру декора и материалам относится к качественным образцам русской столичной мебели первого десятилетии ХIХ века.

Стилистическая близость стола и мебельных предметов из исторической коллекции Павловского дворца позволяет не только датировать его первым десятилетием ХIХ века, но отнести к изделиям мастерской Г. Гамбса, время конкурентов на русском мебельном рынке.

Столик для рукоделия

Санкт – Петербург. Мастерская Г. Гамбса, по проекту А.Н. Воронихина. 1807

Красное дерево, фанеровка; латунь, инкрустация; бронза, литье, золочение, патинирование; вышивка; стекло. 78х41х41

Павловск

Вышивка крестом по канве с изображением домика Петра I в Саардаме в Голландии, вставленная в столешницу, исполнена вдовствующей императрицей Марией Федоровной, о чем свидетельствует надпись.

 

Бюро дамское

Санкт – Петербург. Мастерская Г. Гамбса. 1810-е

Красное дерево, фанеровка; бронза, литье, чеканка, золочение, патинирование; кожа

131х128х77

Государственный Эрмитаж 

Удобный письменный стол с надстройкой, разделенной антикизированными фигурами из патинированной и золоченой бронзы на шкафчики со шторками, за которыми расположены полки и ящики, богато декорирован бронзовым убором. Бюро может рассматриваться, как прекрасная иллюстрация известного свидетельства современников, писавших о мастере: «…его изобретательный ум в вымыслах неистощим: красивые рисунки, удобство для потребления, чистая отделка, наилучший подбор дерева и прочность суть всегдашние неизменные качества его работ.

Клеймо фирмы Братьев Гамбс

Новое название фирмы «Gambs Ebeniste- Mecanicien de la Coura St. – Petersburg» появляется, по-видимому, после смерти родоначальника мебельной мастерской Генриха Гамбса (1831), когда руководство переходит в руки его сыновей Петра и Эрнста.

 

Консоль

Санкт – Петербург. Мастерская Г. Гамбса. 1810-е

Черное дерево, фанеровка; бронза, литье, чеканка, золочение; бумага, акварель; лазурит

90х136х63

Государственный Эрмитаж

Две парные консоли с плитами бадахшанского лазурита были изготовлены в мастерской Г. Гамбса для залов Императорского Эрмитажа. Консоли, фанерованные черным деревом, выделяются обращением к дорогому, нехарактерному для Гамбса материалу, и необычной формой, восходящей к французской мебельной традиции: передние стойки решены в виде герм, в центре подстолья размещена акварель, имитирующая плакетки Дж. Веджвуда. Консоли украшены тонко прочеканенной бронзой в виде декоративных тяг и накладок с орнаментальными и зооморфными мотивами. Лазуритовая плита и бело-синяя акварель в сочетании с золоченым бронзовым декором подчеркивают нарядный характер этого дворцового предмета.

 

Туалетная императрицы Александры Федоровны в Аничковом дворце

Л.О. Премацци. 1856. Акварель.

Павловск

На акварели изображено большое количество напольное зеркало-псише, изготовленное в мастерской Г. Гамбса в комплекте мебели для приданого великому князю Николая Павловичу, будущему императору Николаю I. Зеркало находилось в Аничковом дворце вплоть до середины ХIХ века.

 

Зеркало-псише

Россия. 1820-е

Красное дерево, фанеровка, резьба; металл; зеркало

257х129х45

Павловск

Напольные зеркала-псише, изготовленные Гамбсом в первые годы ХIХ столетия, были предметами мебели, ранее неизвестными в России. Впоследствии этот тип мебели прочно вошел в убранство парадных и жилых интерьеров, где бытовал довольно долго, трансформировавшись в сравнительно простую форму вертикальной зеркальной рамы, свободно укрепленной между двумя стойками-колоннами.

 

Консоль

Санкт – Петербург. Мастерская Г. Гамбса. 1809

Красное дерево, фанеровка; бронза, литье, золочение; мрамор, камень, резьба

114х228х70

Государственный Эрмитаж

Большая консоль красного дерева решена в стилистике мебели ХVIII столетия: подстолье, несущее мраморную плиту и декорированное разнообразными по форме

камеями, покоится на каннелированных ножках-колоннах с бронзовыми базами и капителями.

 

Кресло - банкетка

Санкт – Петербург. Мастерская Г. Гамбса по проекту К.И. Росси. 1817

Волнистая береза, фанеровка, резьба; ткань

82х77х47

Павловск

Кресло происходит из гарнитура Угловой гостиной, выполненного в мастерской Гамбса по проекту К.И. Росси в 1817 году. Этот гарнитур – один из первых известных примеров использования волнистой березы в мебели для дворцовых интерьеров. Впоследствии береза часто применялась в предметах, изготовленных по проектам архитектора. Подобная форма кресла - банкетки встречается в русской мебели довольно редко. Необычный силуэт предмета и своеобразная резьба тонкого «графического» рисунка характерны для работ Росси 1820-х годов. Точная датировка и авторство Росси, подтверждаемые сохранившимися документами, позволяют рассматривать кресло как эталонное, что помогает идентифицировать аналогичные по форме и материалу предметы с точностью до одного - двух лет.

Кресло и стул

Санкт – Петербург. Мастерская братьев Гамбс по проекту П. Садовникова (?). 1830-е

Орех, фанеровка, резьба; ткань

115х51х50 (стул)

Государственный Эрмитаж

В 1830-х годах неоготическое убранство получило распространение не только в столичных, но и загородных домах петербургской знати. В усадьбе Голицыных-Строгановых Марьино на реке Тосне в формах средневекового искусства был декорирован «Готический кабинет», мебель для которого, как явствует из документов. Поставил Э. Гамбс. Гарнитур был, скорее всего, изготовлен в мастерской братьев Гамбс, и Э. Гамбс. Совладелец фирмы, которая к этому времени уже перешла от Генриха Гамбса в официальное владение его сыновей, подписал счет, позднее почти все счета подписывал старший брат Петр. Гарнитур мебели, находившийся до 1920 года в усадебном доме, состоял из письменного стола, стульев, кресел, шкафа, кушетки, этажерки, ширмы, экрана и настенных полочек, декорированных орнаментальными мотивами «готического» характера.

 

 

 

 

^ Наверх